Цитата группы

"Мы не особенно отличались от других групп, от людей вообще. Мы не были ангелами, скажу, что мы сильно выпивали, хотя никто из нас не употреблял ничего покрепче спиртного."

Марк Нопфлер

Интервью с Марком Нопфлером для Planet Rock, 9 октября 2000. Часть 3

Что является для вас точкой опоры? Ведь многие, добившись такого успеха, просто сходят с ума!

Единственной причиной того, что мы благополучно пережили всё это, был наш возраст. Я думаю, если бы всё произошло, когда мне было 17 или 18, я бы погиб, но когда ты старше на 10 лет, ты уже стал другим человеком, ты уже должен работать, вообще говоря, жизнь очень опасная штука, когда тебе 14-19 лет. Однажды я был в такой ситуации, когда подобное могло случиться, но не случилось, и сейчас, когда вижу по телевизору поющих или танцующих детей, я считаю, что половина из них должна быть в школе.

Когда вы перешагнули за черту, отделяющую вас от Dire Straits, и кто для вас был тот человек, без которого Dire Straits не Dire Straits?

О, конечно, Джон, я и Джон – мы были одной командой, тут определяющим было стремление, ведь когда у нас ещё не было предложений, нам приходилось самим организовывать выступления, предлагать самих себя, иногда приходилось что-то ремонтировать, или перетаскивать, вы знаете, мы обычно всё перевозили на машине Джона, нужно было всё погрузить, упаковать в свои футляры, мы уезжали на концерты всё равно как на охоту, и что бы всё это вынести, нужно было очень любить этим заниматься, нужно быть немножко сумасшедшим, я так с детства схожу с ума от гитар, и сейчас если увижу витрину с гитарами, то обязательно остановлюсь и посмотрю, я люблю послушать как она звучит, и вообще считаю гитару замечательной вещью, достойной восхищения.

И вы с Джоном из одной банды?

Да, точно.

Я полагаю, что даже после двух сольных альбомов, вы можете вернуться в DS или нет?

Последний раз мы собирались, когда Джон женился на своей давней подруге, не так давно, пару лет назад, это было здорово, а до этого, на концерт, посвящённый Нельсону Манделе на Уэмбли, мы собрались, несколько раз порепетировали и это тоже было здорово, народу было много, и если ещё будет повод, то ещё сыграем.

Но сейчас вам этого не хочется?

Я люблю сочинять песни и превращать их ещё во что-то, если нужно, например четырёх певцов госпел или ещё что-нибудь, я люблю наслаждаться свободой, и делать то, что нужно для песни, даже если кому-то это не нравится, я считаю, что песня сама покажет, что мне нужно делать.

Как для вас начался Sailing to Philadelphia, с чистого листа, вы предполагали написать примерно 11 песен?

Нет, не с чистого листа, я никогда не начинаю с чистого листа, потому что всегда остаётся задел, всегда находишь что-то в книгах, ещё где-то, что-то будет завершено годы спустя. Так что это не только новый материал, иногда это заготовки, которые со временем станут частью чего-то целого.

Что же объединяет их в общий альбом?

Я не знаю, что их объединяет, я не знаю, как это происходит, иногда вдруг становится ясным, что одна или две вещи задают тему, а другие не подходят, и не могут быть объединены с первыми, и не можешь ничего с этим поделать. Я помню, несколько лет назад, я, работая над альбомом Love over Gold, записал песню Private Dancer, которая не подходила к общей теме, и я отдал её Тине Тёрнер. Теперь песня имеет свою историю, связанную с великолепной и фантастической Тиной, но совершенно отдельную от Love over Gold. И ещё один случай, совсем в другом месте, в альбом вошла песня One More Matinee, которую я начал писать, когда я был почти ребёнком и работал в газете. Меня послали взять интервью у артистов пантомимы городского варьете, я вышел из гримёрной сестёр-лилипутов, и когда вернулся в офис, то вместо своей работы, стал писать песню, но как обычно, она не могла найти своего места и не была завершена, прошло много времени с тех пор, я ужасно медленный и очень жалко, что так получилось, но для меня это обычное дело, но сейчас она завершена и включена в альбом.

По-моему основная тема альбома – Америка, песни про Америку, путешествие в Америку, жизнь в Америке, почему так?

Да, я думаю моё поколение выросло и Америка захватила всё наше сознание посредством музыки и кино. Но множество сюжетов кино – это европейские изначально, просто переведены, и до сих пор много европейских. Также и песни – много европейских, ирландских, шотландских, английских, они могли быть, откуда угодно: итальянские и немецкие, всё было представлено там, и конечно, это разжигало наше воображение, тогда мы не знали черное это или белое, не понимали языков, но мы выросли среди этого, и это казалось важным и особенным. Было радио Люксембурга и две или три записи и потом мы были подростками и имели друзей, у которых были тоже свои записи. Кто-то играл на гитаре, и ты мог взять её у него поиграть, это было как наваждение, и это было обычным делом, хочешь научиться играть на саксофоне – вот саксофон, хочешь барабанить – барабань, найти инструмент не составляло особенного труда.

Каково ваше мнение об Америке, создаётся впечатление, что оно вдохновило вас на написание многих песен?

Да, Америка – воплощение всего мира, я считаю это место замечательным и народ там замечательный, и это больная и старая тема, да я думаю, что альбом об Америке, о её многообразии. Ясно, многое получило своё развитие оттуда, у американского общества нет классовой системы как таковой, нет груза прошлого, что, однако в свою очередь оборачивается новыми проблемами.

Такое впечатление, что вы писали свои песни там или на гастролях.

Вы знаете и здесь и там, я пишу песни и на гастролях, но большинство я написал в Англии. Одна, та, которую звукозаписывающая компания выбрала в качестве сингла, точно написана в Шотландии, На самом деле я не в восторге от выбора в качестве сингла What it is'. Во время тура 96 года, мы приехали в Шотландию позже назначенного времени, гораздо позже, опоздали на приём, везде были люди в килтах (шотланских юбках) и дети кругом – было здорово. Эдинбург всегда интересен для меня, и я всегда стараюсь там побывать, когда приезжаю в Шотландию.

Кем вы себя считаете: автором песен, который иногда играет на гитаре или гитаристом, который может сочинять песни?

Когда начинаешь играть на гитаре, думаешь что ты гитарист, но по прошествии нескольких лет, понимаешь что это и близко не так, изучение игры на гитаре – это как путь в бесконечном тоннеле. Сочинительство начинается после того, как напишешь несколько песен, и думаешь да, я наверное могу это делать, но это ведь не то, что быть автором хорошей прозы или хорошим журналистом, или поэтом, конечно это поэзия, но совсем не то, о чём мы читаем в сборниках стихов. Это другое, здесь свои тонкости, есть вещи, которые могут быть выражены в поэме, но которые не включишь в песню.

Можно ли сказать, что вы обозреватель-автор песен?

Я думаю это так, словно стоишь в дверях, и наблюдаешь за тем, что происходит снаружи, так было с The Money for Nothings, The Sultans of Swing – это портреты личностей, не столько самих людей, сколько их особенных качеств, нет каких-то законов или формул, все получается само собой, иногда сначала приходят слова, или всё вместе, иногда музыкальная фраза, иногда что-то приходит с музыкой, если работаешь над фильмом, то думаешь о мелодии и содержании, если пишешь песню и пришла идея, тема, то чувствуешь импульс, находишь бумагу, что-то происходит и не даёт тебе уйти, но чаще всего бывает что по утрам возникают мысли, а как побреюсь – их уже нет, что лучше всего.

А про себя вы когда-нибудь писали песни?

Я не думаю, что у меня это когда-нибудь получалось, я помню когда вышел первый альбом, моя мама сказала: господи, сколько ты с себя снял всего, может так оно и было, может первый альбом и был таким, но я не особо над этим задумывался, я думаю, меня больше привлекает отражение происходящего вокруг меня, это то что привело меня к журналистике и живописи, это всегда было мне присуще и нравилось. Изучать и потом писать об этом для меня более интересно и важно, чем просто писать о том, что на поверхности.

И вы собираетесь в дорогу с этим материалом?

Я б хотел проехать по миру с этими вещами и теми что скоро ожидаются и посмотреть, так, что если кровать даст дорогу, увидимся весной.

Что за кровать?

Если она будет нормальной, хорошей для тура, я поеду.

 

Перевод (с) Елена Курбатова и Дмитрий Кумченко

Источник: markknopfler.ru

 

Дата публикации: Чт, 09/27/2012 - 15:38
 
© Русскоязычный фан-сайт группы Dire Straits.
Связь с администрацией | Информация | Друзья сайта