Цитата группы

"Мы не особенно отличались от других групп, от людей вообще. Мы не были ангелами, скажу, что мы сильно выпивали, хотя никто из нас не употреблял ничего покрепче спиртного."

Марк Нопфлер

Марк Нопфлер: "Я доволен своей работой, ведь она самая лучшая на всем свете!" Статья из журнала Mojo Magazine, апрель, 1996. Часть 1

Dire Straits, он говорит, почти прогорела. Его доход понизился до пяти нулей в неделю. Сейчас накануне выхода его сольного альбома нас интересуют отношения Марка Нопфлера с Бобом Диланом, ветвистыми корнями Atlantic и воплощённым в действительность социализмом. "Моё представление о рае - это место, где Тайн сливается с Дельтой", говорит он Фолу Сатклиффу. "Я всегда помню…, как тяжела жизнь у многих людей" - говорит Марк Нопфлер. Пауза в восемь тактов посредине предложения - одна из его черт характера. Так же, как и движение большого и указательного пальцев правой руки на уровне бровей, словно пытается ухватить то, о чём он хочет нам поведать или наоборот что-то утаить.

Предмет обсуждения тоже дорогого стоит. В новой песне "Ничего не поделать" (No Can Do) он написал о рабской работе на складе, которой он занимался в 70-х. В словах он выражает солидарность с парнями, которые лишены возможности отдыхать, когда им это нужно: "Некоторые, в отличие от меня, повзрослели/И живут в реальном мире/А я плевался, злился, курил и отлынивал/В тот время как леди из Джамайки работала и пела".

Напоминаю вам, Марк сидит в своём симпатичном офисе, который финансируется из его средств и предназначен для его же работы. Человек, чьё жалование в этом году было срезано на 68 процентов и составило 54975 фунтов в неделю, согласно журналу «Исследования В Области Трудовых Отношений».

Нопфлер - интеллигент. Он ценит и понимает иронию. Но при этом имеет собственный, иногда непостижимый взгляд на события. Длинные паузы только придают большее значение его убеждённости.

"Я всегда получаю удовольствие от подобной работы" - говорит он. "Если вы замучены на идиотской тяжёлой работе, то вы лишаетесь возможности трезво смотреть на жизнь. Это песенка на тему "Моя худшая работа в жизни". Одним из таких занятий для меня была продажа фруктов на рынке, потому что там я надорвал себе спину. Работая на фруктовом складе, мне приходилось вставать в 4 часа утра. Работая на ферме, я был очень измучен, и мои руки опухали настолько, что я не мог играть на гитаре. Журналистика тоже изматывала, ведь в моих жилах не чернила. Тем более, она для тех, у кого есть амбиции. Преподавая, я так уставал, что когда приходил домой, то мне нужно было посидеть полчаса, прежде чем я мог вспомнить своё имя, но нужно было собираться и идти, ведь вечером мы играли с группой. Он улыбается. "Ничего не поделать" напоминает, что он "Мечтал, чтоб исполнились мои мечты/И я не буду делать того, что не хочу".

"Я доволен своей работой, ведь она самая лучшая на всем свете! Он весело смеётся и всё напряжение проходит. "Здесь мне всё удаётся и всё нравится. Я люблю сочинять, люблю репетировать - особенно репетировать, люблю играть на концертах, люблю записывать. Гораздо приятнее делать что-то самому, чем наблюдать, как это делают другие".

"Я чувствую себя совершенно счастливым. И благословленным. Это касается не только музыки - всего. Друзья. Мои дети. Просыпаешься утром и понимаешь, что не обязательно идти на работу. Встаю-то я рано, но для того, чтобы почитать. Такая вот славная возможность. Поэтому я и люблю успех".

"На самом деле всё сложилось. Теперь я уже не говорю как раньше, что меня раздражает, когда люди узнают меня, больше этого нет".

Нопфлер опять появился на публике, чтобы объявить начало своей соло карьеры - новый альбом и тур, а также конец Dire Straits. Не больше не меньше. Он понимает свои церемониальные долги перед "DS", как он их называет. Наверное, он имеет в виду благотворительные концерты. "Всё изменилось", говорит он. "Я просто должен измениться".

Его партнёр Джон Иллсли, которым он был со дня основания группы, запечатлен мирно развивающим ранее игнорированный талант живописца и попеременно с этим занимающимся "киношной работой". Это отрадное зрелище, потому как, когда этот спокойный бас-гитарист участвовал в своём последнем и может быть финальном туре, в его интервью тех времён, блестя от пота, он говорил: "Всё что у меня есть - здесь на сцене". Он и Нопфлер, чтобы не попадать в новую кабалу Phonogram'а, решили сами оплатить все предшествующие туру расходы: более 2,5 млн.фунтов на запись нового диска, репетиции и видеоклипы. Что же касается тура в 225 выступлений, по его завершению Эд Бикнелл посчитал, что его ежедневные расходы составляли порядка 130 тыс. фунтов. Так что угроза финансового краха могла повлечь за собой бедствия 100-летней войны.

Не удивительно, что Иллсли волновался. Не удивительно, что Бикнелл признавался, что ему приходилось проверять счета из баров и платёжки за электричество в те дни. Но не было замечено ни малейшего признака беспокойства у Нопфлера. "Я не чувствую никакого давления. Или того, что называют давлением", говорил он. "Это просто запись диска. Просто работа в группе. Это ни второе пришествие." Оглядываясь назад и видя тиражи диска в 10 млн. экземпляров, 4 млн. проданных на концерты билетов, он по-прежнему подчёркивает, что его никогда не захватывал финансовый драматизм. Притом он говорит настойчиво, словно никто не хочет в это верить. Он провёл тур. Немножко передохнул. Он изменился.

Было задумано несколько замечательных проектов, которые не удалось осуществить. Был опыт музыкального сотрудничества с Линдой Ла Плантэ (ожидалось, что Widows and Prime соберутся вновь) и проект задумывался как альтернатива тандему Райс-Веббер. Много обсуждалось, но ничего не вышло. Марк также надеялся спродюсировать альбом Everly Brohters:" Меня попросили. Я полюбил Эверли ещё с детства. Но после того, как я согласился, их контора пошла на попятную и меня спросили: "Не хотите ли записать их старые хиты?" Это меня разочаровало. Ну кто захочет переписывать то, что было совершенно. Разве нет? А это было совершенно." Последовало продолжительное молчание, от которого повеяло горячей волной возмущения и досады. А потом уже нежнее, гораздо нежнее он заговорил об альбоме Golden Heart, записанном медленно и порциями, зато с желанием. "Я люблю его," бормочет он с облегчением, откидываясь на спинку софы, и его мотоциклетные ботинки оказываются на столе, а вместе с ними и замечательные кожаные шотландские штаны. Марк начал его запись в Ирландии, собрав исполнителей народной музыки - на скрипках, свистках, волынках - для записи музыки совсем не в стиле Dire Straits.

"Я люблю кельтскую музыку и блюз", говорит он, подразумевая, что речь идёт о его музыке к фильмам Local Hero и Cal. Я всегда говорил, что, по-моему, рай расположен в том месте, где сливаются Тайн и Дельта и народная музыка с блюзом. Это зов моей крови. Я точно не знаю, как Кельтская музыка проникла в меня. Наверное, это случилось ещё тогда, когда я ползал по полу. Моя мама Джорди и это тому виной. После того, как мы переехали из Глазго в Ньюкасл, мой дядя Кингсли научил меня играть буги-вуги на пианино. Одновременно в школе я пел все те замечательные местные народные песни, наподобие The Water Is Wide. Всё это и повлияло."

В конечном счете, ирландские записи стали не основой музыки, а просто её особенностью. Основная часть работы была произведена в Нэшвилле, в Нопфлеровском музыкальном доме, где Чет и Вилли считают его за соседа. Также, как и совершенно незнакомые английским поклонникам Dire Straits такие музыканты, как Вайлон Дженнингс, The Judds, Джон Андерсен и Мэри Чапин Карпентер, которые исполняют песни самого Марка Нопфлера.

"Много Нэшвилловской музыки неотличимо от остальной, ведь её прихорашивают и кроят для радио", говорит он. "Настоящие музыканты не любят этого, но так они зарабатывают себе на хлеб. Приходится делать дерьмовые записи, но иногда и хорошие. Так что это немножко похоже на жизнь (смеётся). Я по-прежнему волнуюсь, когда нахожусь среди этих людей. И я постоянно прерываю свою работу, когда я там. Имею в виду, когда я играл Atlantis для альбома, посвящённого Shadows, появился Клайв Джеймс и я помог ему в работе над демо к его телепередаче (Postcard From Nasville). Такие перерывы снимают напряжение в собственной работе.

Ещё я продюсировал запись Вэйлона на диске, посвящённом Бадди Холли. Он настоящий принц музыки кантри. Стоя просто у микрофона, он выкладывается на всю катушку. Только за это можно его полюбить. Никогда не забуду ночь, которую мы с Четом Эткинсом, Роджером Миллероми Доном Гибсоном провели в его доме. Мы с Четом играли сочинённую Доном песню Just One Time, и когда дошли до соло, Вэйлон отнял у нас гитару и сыграл его нота в ноту, как Чет записал его сто лет назад. Вэйлон выучил его, когда был ребёнком. Для меня это было замечательным событием, потому что я понял, как долго пришлось ему трудиться, чтобы вышло как надо. Такой вот собирался народ.

Рекомендуем также посетить сайт, посвященный рок-диве 80х - Сьюзи Кватро. На сайте исполнительницы вы сможете найти любую информацию, которая вас интересует.

Перевод (с) Елена Курбатова и Дмитрий Кумченко    

Источник: markknopfler.ru

Дата публикации: Ср, 09/26/2012 - 16:55
 
© Русскоязычный фан-сайт группы Dire Straits.
Связь с администрацией | Информация | Друзья сайта