Цитата группы

"Я очень медленно учусь, но всегда наступает позже удовлетворение, когда научишься чему-то."

Марк Нопфлер

Марк Нопфлер: "У меня нет никакой специальной формулы для написания песен".

Марк Нопфлер – выдающийся гитарист, основатель и идейный вдохновитель великолепной английской группы Dire Straits - после почти четырехлетнего молчания выпустил новый сольный альбом «Sailing To Philadelphia». Это событие для всех, кто любит хорошую и красивую музыку, кто ценит в музыке постоянство, и для кого имя Нопфлера является синонимом слова «профессионализм». В телефонном интервью с Марком мы решили поговорить о создании диска, о людях, с которыми он над ним работал, и о песнях, вошедших в альбом.

- Марк, скажи, пожалуйста, все ли песни альбома «Sailing To Philadelphia» новые, то есть написаны после диска «Golden Heart» 1996 года?

- Нет, не все. Над многими из них мы работали долгое время. Например, «Оne More matine», которая является последней песней на альбоме. Некоторые строки этой композиции были написаны примерно 30-40 лет назад, когда я ездил в Лидс, чтобы взять интервью у группы мимов. Тогда я работал репортером.

- Расскажи немного о туре в поддержку альбома «Golden Heart»?

- Мне очень понравилось мое последнее турне, где я работал с ребятами, которые записывали этот альбом. Кое-где к нам присоединялись еще один-два музыканта, но костяк группы оставался тем же, что и в Dire Straits, и тем же, что и в Nothing Hillbielis. Есть люди, которым «по кайфу» выступать в разных городах перед большим скоплением народа. Но мне показалось, что это не совсем мое. Я решил, что если я хочу совершенствоваться как музыкант и исполнитель, то я должен это делать по-другому.

- Вы начали работу над «Sailing To Philadelphia» сразу после «Golden Heart»?

- Был небольшой перерыв, так как в то время я был завален работой, в том числе и над музыкой к фильмам. Если мне не изменяет память, я тогда приступил к работе над «Метролэнд» и «Плутовство». Недавно я закончил работу над музыкой еще к одному фильму, который называется «Миг славы» Роберта Дюваля, в фильме снимались Алли Маккойстер и Майкл Китлп.

- Но основной работой все-таки был «Sailing To Philadelphia»?

- Да, основной задачей было собрать альбом, и делалось это очень медленно. Но записали его мы быстро, так как работали в такой команде, в которой возможно было писать фактически сразу на чистовик. Время каждой записи было недолгим. Многое потом пришлось вырезать. Несколько вещей я написал с Эми Лу Харрисом, которые потом решил не брать. Я хочу записать с Эми полноценный альбом. Я также собираюсь записать альбом с Вэном Моррисоном (Van Morrison), мы на эту тему с ним уже говорили. Это будет блюзовый проект.

- Ты думал о Вэне Моррисоне, когда писал композицию «Last Laugh»?

- Да, я думал о нем. Рождение песни – это тайна. Песня как бы течет сама собой, а вы только следуете за ней, она как бы является мостом, а вы возводите этот мост и пишите о прошлом. Вэн и его музыка всегда были большой частью моей жизни еще со времен университета. Завораживает, когда он поет песни, которые я написал, надеюсь, мы еще вместе поработаем.

- Давно ли вы знакомы с Моррисоном?

- Мы начали работать с Вэном в 80-е годы, я не помню, как именно назывался проект, но очень хорошо помню отдельные вещи, например, «Cleaning the window». Тогда мы говорили с ним о совместной работе в будущем.

- Бывает ли, что песня как бы сама просится быть записанной дуэтом?

- Да, случается. С «Sailing To Philadelphia» так и было. Иногда бывают нужны два героя. В то время я читал книгу Томаса Пинчета «Мэйсон и Диксон». Я рассчитывал, что дуэт займет около 3-х минут, и подумал о Джеймсе Тейлоре. Я попросил его спеть со мной и стал его продюсером. Я считал, что он идеально подходит для этой песни, так как он может создать прекрасный фон.

- Как и где ты сочиняешь песни?

- Обычно я пишу песни дома, сидя в какой-нибудь неудобной позе до тех пор, пока я на что-нибудь не отвлекусь. Например, на чашечку кофе или по каким-либо делам. Это, конечно, любительский подход к делу, но у меня нет специального кабинета или профессиональной обстановки для работы.

- Давай поговорим подробнее о песнях альбома, начиная c сингла «What is it», в котором звучат мотивы Dire Straits.

- Да, эта песня напоминает о Dire Straits, и в ней чувствуется шотландское влияние. Я люблю приезжать в Шотландию, в Эдинбург. Это волшебный по красоте город, и его старинные здания вдохновляют меня. В принципе, это еще одна «дорожная» песня. Ты путешествуешь вдали от дома, скучаешь. И песня «What is it» как раз об этом.

- Ты упомянул трек, который дал название альбому «Sailing To Philadelphia»...

- Для меня аэропорт Филадельфия - это место, где я просто делаю пересадку на другой самолет. Там очень много магазинов, и миллионы людей спешат в разных направлениях. Трудно представить: какой была жизнь во времена Мэйсона и Диксона. Они путешествовали на небольшом корабле, отплывали из порта на западном побережье Англии и плыли неделями. Счастливчикам удавалось добраться до своего места назначения, а что касается Диксона, то для того, чтобы ему добраться туда, нужно было плыть на теплоходе до Бристоля или до другого порта и уже потом плыть в Филадельфию. В наши дни мы путешествуем на больших авиалайнерах и не задумываемся об этих вещах. Но все равно порой можно встретить небольшие корабли. Эта книга действительно замечательная, так как переносит нас в прошлое и заставляет задуматься, что на самом деле представляет собой Америка и кем становимся мы.

- А что Вы можете сказать о песне «Who’s your baby now?»

- Это песня, написанная на скорую руку. В ней просто рассказывается о ситуации, которую можно отнести к разным людям и разным случаям. Это одна из песен, которая исполняется на акустической гитаре, и если б я услышал ее в детстве, я бы захотел сам взять в руки гитару и сыграть ее, побренчать. Это традиция. Но, честно говоря, я не хотел бы, чтобы подростки отреагировали на песню желанием взять гитару и рассадить ее вдребезги.

- Одно из самых необычных названий на альбоме - «Baloney Again»....

- В песне рассказывается о религиозной музыкальной группе чернокожих американцев, отправляющихся в турне по южным штатам Америки в начале 50-х. Парень, который написал слова песни, рассказывал, как частенько им приходилось жевать бутерброды с вареной колбасой вместо ресторанного стейка. Порой такой информации мне достаточно для того, чтобы начать сочинять песню. А вообще у меня нет никакой специальной формулы для написания песен.

- В композиции «Silvertown Blues» задействованы Глен Тилбрук (Glen Tilbrook) и Крис Диффорд (Chris Difford)...

- Я хотел, чтобы в песне звучал голос Криса Диффорда, потому что для меня он и Глен ассоциируются с тем временем, когда мы в Денфорде занимались музыкой.

- Как появилась идея создания песни «Рrairie Wedding»?

- Идея «Рrairie Wedding» появилась из спектакля о невестах по переписке. Однажды я смотрел какой-то фильм, не помню, где и когда, по ТВ без звука. По-моему, это было в гостинице. Фильм был на похожую тему. В общем, натолкнули меня на мысль написать эту песню спектакль и кинофильм. А далее была просто моя фантазия о том, что испытывает человек, когда встречается с кем-то, кого раньше никогда не видел. В песне говорится, насколько сейчас многие вещи для миллионов людей стали проще.

- Что тебя вдохновило написать песню «Sands of Nevada»?

- Я не помню, откуда взялась «Sands of Nevada». Она представляет собой что-то вроде народной мелодии, но с примесью всякой всячины. Это смесь стилей. Я был увлечен идеей, понять состояние человека, пристрастившегося к азартным играм. Таким образом, это еще одна песня о человеческих пристрастиях. Но я не знаю никого, кто был бы настолько азартным, за исключением, может быть, промоутеров, которые убеждены в том, что они азартны.

- Когда мы тебя снова увидим на сцене?

- Я один из тех счастливых людей, которым нравится все, что связано с музыкой. Я люблю писать песни, люблю репетировать, люблю ездить в турне. Скоро мы соберемся вместе с пятью парнями, с которыми я записывал альбом, и вновь отправимся в путь. Правда, сначала мы будем работать над некоторыми проектами специально для ТВ, а потом у нас появится время и для турне.

- У тебя когда-нибудь бывали периоды так называемого застоя?

- Единственный период застоя у меня был, когда я ничего не писал. Это целиком моя вина: я не мог себя заставить взять в руки гитару и сесть за работу, а катался на мопеде или гулял. Но все-таки я стараюсь относиться к работе с большой ответственностью, я просто должен... И я, конечно же, не хочу неуважительно относиться к своему таланту. Если он у меня действительно есть, то я хочу быть достойным своего таланта.

- Бывает, что ты испытываешь трепет во время работы с другими музыкантами?

- Когда находишься в студии с такими музыкантами, как Вэн Моррисон, то всегда испытываешь трепет и невольно становишься их фанатом. Я всегда думаю, что мне очень повезло. У меня есть дети и работа, которую я очень люблю. Я считаю: это просто подарок судьбы.

 

Алексей Холопцев (mknopfler.info)

Дата публикации: Ср, 09/26/2012 - 10:10
 
© Русскоязычный фан-сайт группы Dire Straits.
Связь с администрацией | Информация | Друзья сайта